Великая Ночь

Великая Ночь

размещено в: Даршан | 0

На Город опустился густой туман, сизая пелена, марево… Воздух такой плотности, что кажется, через него нужно продираться. А может это Город поднялся на небо? Или они встретились где-то посередине – Город и Небо!
Звуков так много, что они сливаются в сплошной шум. И ощущение такое, что заложило уши от подъема в горы. Хотя нет… Слышно биение собственного сердца! А может это сердце Города стучит? Ведь он живой… Этот Город живой.
Живой Город, в котором мечтают умереть! И умирают, и сгорают… Сгорают без остатка…

Я смотрю на огонь. А он на меня. Огонь танцует, а я застыл. Теперь моя очередь! Я буду танцевать!
Десятки оркестров задают ритм, трубят медью, стараясь перекричать друг друга. Мы движемся вокруг Города, движемся в такт этому шуму! Танцуй! Танцуй! Ночь длинная! Это их Ночь! Они танцуют ради Его милости! Махадэв улыбается.

“Хара! Хара!”, – на бегу кричат маленькие люди с обмотанными головами, держась за руки и выпятив глаза от страха. Это их Ночь! Они бегут по каменным ступеням, мимо храмов и погребальных костров. Они делают это ради Его милости! Махадэв улыбается. Хара! Хара!

Не мигая смотрят на этих бегущих людей ярко чёрные глаза. В этих глазах отражается пламя костра. Сидя на корточках, держа в руках щипцы для огня, косматые люди измазанные пеплом провожают взглядом бегущую толпу.
“Боо-о-о-о-м Бо-о-ом Болена-а-а-тх!” Пробуждается вулкан: искры, пламя, клубы дыма! “Ала-а-а-а-кх Ниранджа-а-а-н!”
Черные глаза становятся красными, как огонь на который они направлены! Это их Ночь! Они жаждут Его милости! Махадэв улыбается. Хара! Хара!

По знакомым ступеням поднимаюсь к воротам. Они открыты. “Траямбакам яджамахе…” – без остановки повторяют голоса. Белый человек в черной одежде в голос чеканит мантру с немецким акцентом. Их много, все издалека. Вот задумчивый венгр, напоминающий средневекового монаха. Рядом с ним пожилые швейцарские бабушки в старомодных очках. Вот француженка, рядом итальянец. Парни из Москвы и Днепропетровска, как солдаты на посту – всю ночь не смыкают глаз. Это их Ночь! Они здесь ради Его милости! Махадэв улыбается. Хара! Хара!

Становится прохладно, значит скоро рассвет. Шум оркестров стих, маленькие люди вернулись в свои дома, а немигающие глаза смотрят вдаль. Туда, где Небо разъединяется с Городом. Показался первый луч. Махадэв улыбается. Хара! Хара!

 

Оставить ответ